ОРФЕЙ


Орфей был одним из Великих Душ, кто принес людям Знания.

О самом Орфее дошло очень мало сведений, которых можно назвать достоверными, в основном это мифы, сказки и легенды.  

Но, в Живой Этике читаем: «Мыслитель постоянно помнил миф об Орфее и напоминал, что Орфей был человек. Орфей – реально существовавшая личность, посвященный (воплощенный член Иерархии), несший Знание людям». (Надземное. 658;664)

Орфей - великий Просветитель Древней Греции. Его образ присутствует в значительном количестве произведений искусства.

 

Орфей. Из цикла радиопередач "Светочи Жизни"

 

 Приход Орфея на Землю был не случаен. Ко времени его прихода духовное сознание народов Эллады, воспитанное на мифах о богах-олимпийцах, претерпевало упадок. Когда-то светлые и чистые боги Эллады, со временем обретали все свойственные людям несовершенства. Искажение древней веры принимало уродливые формы различных культов, служители которых вели ожесточенную борьбу за власть над душами людей.

Основными господствовавшими культами, были лунный или культ тройной Гекаты - страшное кровавое почитание слепых сил природы и опасных страстей, и солнечный культ мужского начала, небесного Отца с его двойным проявлением: с духовным светом и с видимым солнцем.

Жрицы лунного культа обольщали народ буйными сладострастными обрядами, будившими низменные страсти, и вызывали трепет и покорность беспощадными расправами с последователями других культов. 

Люди погрузились в полудикое состояние, преобладал культ физической силы, культ Вакха в самых низменных и грубых проявлений. Это было около 5 тысяч лет назад (3 тыс. лет до н.э.)

Орфей пришел на землю; чтобы

- очистить религии от их грубого и земного антропоморфизма;

- он упразднил человеческие жертвоприношения;

- создал мистерии, которые сформировали религиозную душу своей родины;

- установил мистическую теологию, основанную на чистой духовности.

 Его влияние проникло во все святилища Греции. В его поучениях посвященные получали чистый свет духовных истин, и этот же свет достигал до народных масс, но умеряемый и прикрытый покровом поэзии и очаровательных празднеств.

 

 Учение Орфея

Согласно философии орфизма, люди состоят из двух противоположных начал — доброго и злого.

Земля и небо, все Олимпийские боги, а затем и человек имеют единое Божественное начало, раздробленное на множество вещей, но стремящееся к соединению.

Его учение представляло собою практическую мораль, с целым рядом правил.  Этическое учение основано на идее освобождения души из материи.

Человек по природе своей объединяет в себе тленное тело – злое начало, “темницу души” и бессмертную душудоброе начало, частицу Божества.

Каждый человек должен вернуться к своему Божественному состоянию.

Чтобы вырваться из рабства тела, душа должна пройти долгий круг очищения, переселяясь из одного тела в другое и находя временный отдых в Царстве Теней, чтобы наконец вернуться к Богу, часть Которого живёт в нём.

Это путь нравственного совершенствования.

В помощь душе в ее пути в Царство Богов в орфическом Учении даны целый ряд правил и указаний.

Так, орфические союзы вели строгий и суровый образ жизни. Очищение заключалось в аскетизме, воздержании, испытании в мистериях, в подвигах жизни – это неотъемлемые элементы пути к Богу.

Посвященные воздерживались от плотских наслаждений, носили одежду из белого льна, символизировавшую чистоту. Им запрещалось есть мясо, из культа были исключены кровавые жертвы. В религиозных обрядах ведущее место отдавалось поэзии и музыке.

По преданию, Орфей был великолепным певцом и музыкантом. Он был наделен магической силой искусства, которой покорялись не только люди, но и Боги, и даже природа.

Богам возносились молитвы в форме прекрасных гимнов, специально написанными Орфеем.

В учении Орфея, так же, как и в основах всех религий мира, лежит утверждение о бессмертии души и о её прохождении через многочисленные материальные формы в процессе её бесконечного совершенствования.

Согласно орфическому учению:

- душа человека бессмертна;

- бессмертная душа человека обитает в смертном теле;

- тело – это место временного заточения души.

- после кончины душа отправляется в подземное царство для очищения;

- после, душа переселяется в другую оболочку;

- в ходе последовательных перевоплощений душа обогащается опытом.

Перевоплощение - переход души из одного тела в другое - необходим для совершенствования, достижения бессмертия и переселения в царство Богов, мыслимое Орфеем как другие планеты и звезды.

Каждый человек, сотворенный из злого начала (материя) и имеющий душу - божественную искру жизни, - должен вернуться к Божественному состоянию.

Очищение заключалось в аскетизме, воздержании, испытании в мистериях, в подвигах жизни – это неотъемлемые элементы пути к Богу.

Душа человека, находясь в теле, испытывает рабство; она пребывает в темнице, и чтобы выйти из неё, должна пройти длинный путь освобождения. Естественная смерть, перенося на время душу из царства жизни в подземное царство (загробный мир), освобождает её лишь на время. Душе предстоит пройти ещё долгий "круг необходимости" путём переселения в другие тела, чтобы наконец "освободиться от круга и вздохнуть от зла".

Так, орфическое учение, главным образом говорит об обязанностях, целях и судьбе человека, ищущего очищения.

 Если, наконец, душа очистилась, то она выходит из цепи земного бытия — а это, по учению орфиков, цель всей человеческой жизни.

«...Закон перевоплощения был краеугольным в каждой древней религии Востока...» — пишет Е.И.Рерих. «Закон перевоплощения есть основа всех истинных учений. Если мы отбросим его, то всякий смысл нашего земного существования сам собою отпадает».  (Письма Елены Рерих. Т. 1. 3.12.1937).

«Существует лишь вечное движение или видоизменение. Прекрасен путь беспредельного совершенствования!» «Колесом благого Закона», колесом жизни названо в буддизме это прохождение индивидуальности через многочисленные существования, и «все эти смены форм или бытия ведут к одной цели — достижению Нирваны, то есть полного развития всех возможностей, заложенных в человеческом организме». (Письма Елены Рерих. Т. 1. 11.06.1935)

Так говорит буддизм, так говорит Учение Живой Этики, так говорит Орфей. 

 Учение и религия орфиков принесла красивейшие гимны, через которые жрецы доносили крупицы мудрости Орфея, учение о Музах, помогающим людям через свои таинства открыть в себе новые силы.

Отрывок из Орфических гимнов

«Я открою перед тобой тайну миров, душу природы, сущность Бога.

Прежде всего, узнай великую мистерию: единая Сущность господствует и в глубине небес, и в бездне земли...»

«Бог един самобытный; Им одним все сотворено, во всем Он живет, и никто из смертных не видит Его...»

 

Прошло время, и реальный Орфей был безнадежно отождествлен со своим учением и стал символом греческой школы мудрости. Так, Орфея стали считать сыном бога Аполлона, божественной и совершенной истины, и Каллиопы, музы гармонии и ритма.

Великий просветитель греков, перестал быть известен как человек и стал почитаемым божеством, которого предания называли сыном Аполлона, ослепляющего своей физической и духовной красотой. 

Орфей стал прообразом духовного пророка, изобретатель искусств, наук, письма, музыки и астрономии, - богочеловека, открывшего людям сокровенные знания и высокую культуру, доказав тем самым, что божественное иногда доступно и человеку. 

На учение Орфея опирались Гомер, Гесиод и Гераклит, последователем орфической религии стал Пифагор, который стал основателем пифагорейской школы как возрождения орфической религии в новом качестве.

Слова Орфея:

«Погрузись в свою собственную глубину, прежде чем подниматься к Началу всех вещей, к великой Триаде,

которая пылает в непорочном Эфире.

Сожги свою плоть огнем твоей мысли;

отделись от материи, как отделяется пламя от дерева, когда сжигает его. Тогда твой дух устремится в чистый эфир предвечных Причин, подобно орлу, как стрела летящему к трону Юпитера.

Я раскрою перед тобой тайну миров, душу природы, сущность Бога.

Прежде всего узнай великую мистерию:

единая Сущность господствует и в глубине небес,

и в бездне земли, Зевс – громовержец, Зевс – небожитель. В нем одновременно и глубина указаний, и мощная ненависть, и восторг любви.

Дыхание всех вещей неугасимый Огонь,

мужское и женское Начало;

Он и Царь, и Бог, и великий Учитель».

 Как мудрец он постигал, а как певец он вдохновенно выражал ту открытую ему Высшую и совершеннейшую Гармонию и Красоту Бытия, к которой сознательно или бессознательно стремится душа человеческая.

«Начиная с Орфея, первого посвященного Адепта, о котором история ухватывает какой-то проблеск во мгле дохристианской эры, и далее, включая Пифагора, Конфуция, Будду, Иисуса, Аполлония Тианского, вплоть до Аммония Сакка - ни один Учитель или Посвященный никогда не писал чего-либо, предназначенного для публичного использования. Каждый по отдельности и все они неизменно рекомендовали придерживаться молчания и тайны в отношении определенных фактов и деяний».(Блаватская Е.П. "Тайная Доктрина.т.III.к.5.стр.42).

 После гибели Орфея фракийские тираны сожгли его книги, разрушили храмы, изгнали учеников.

Память об Орфее уничтожалась с такой тщательностью, что через несколько столетий после его смерти Греция сомневалась даже в его существовании.

Реальный Орфей был безнадежно отождествлен со своим учением и стал символом греческой школы мудрости. Его стали считать сыном бога Аполлона, божественной и совершенной истины, и Каллиопы, музы гармонии и ритма.

Великий просветитель греков, перестал быть известен как человек и стал почитаемым божеством, ослепляющим своей физической и духовной красотой. 

Но для истинных посвященных, тщательно охранявших его чистое учение в течение более тысячи лет, он навсегда остался спасителем и пророком.

На учение Орфея опирались Гомер, Гесиод и Гераклит. Его учение о бессмертии и перевоплощении души легло в основу учений Пифагора, который стал основателем пифагорейской школы как возрождения орфической религии в новом качестве и Платона и позднее проникло в христианство.

 ***

Мистерии

Орфей обошел вокруг света, обучая народы мудрости и наукам, и учреждая мистерии.

Мисте́рии (от греч. «таинство, тайное священнодействие») — богослужение, совокупность тайных культовых мероприятий, посвящённых божествам, к участию в которых допускались лишь посвящённые.

В мистериях происходит очищение души, приобщение ее к благому началу.

Первыми были Самофракийские мистерии на Балканах, а первым посвящённым – Орфей. Через мистерии прошли Моисей, Иисус, Соломон, Сократ, Пифагор, Конфуций, Будда. Знание, которое они получали во время прохождения тонкого мира, универсально, поэтому гнозис называют универсальным знанием, и оно было основой для всех философских и религиозных течений древности.

Мистерии делились на внешние и внутренние.

Внешние проводились для широкого круга людей в форме спектакля из жизни богов на символическом языке, и потому скрытый смысл действа часто не был понятен непросвещённым массам и принимался ими на веру.

К внутренним мистериям допускались лишь избранные, которые сумели подготовить свою душу для принятия истинного знания. Эти мистерии проводили иерофанты, высшие посвящённые.

В наше время известен лишь порядок проведения ритуала, тайный же смысл таких посвящений утерян. Известно лишь, что при этом сознание ученика перемещалось в тонкий мир, где он и приобретал уникальный опыт.

После мистерии ученик становился посвящённым, адептом, посредником между Богом и человеком. Величайшие из адептов приобретали статус иерофанта.

Иерофанты разыгрывали мистерии с целью посвящения кандидатов в тайные философские доктрины. Обряды, проводимые в мистериях, сохранились в более поздние века. Например, один из них – принятие вина и хлеба кандидатом – перешел в христианскую церковь как обряд причастия - принятия Тела и Крови Христа.

Посвящённые создавали свои школы, расцвет которых приходится на время с III века до н. э. по III век н. э. Слово «теософия» родилось в Александрийской школе в 193 году.

Александрия в то время была культурной столицей мира, собрав лучших философов, учёных, целителей, каббалистов, неоплатоников, гностиков, христиан. Это было место, где зарождалась новая религия, основой которой служил гнозис, и которая была развита Пифагором, Сократом, Платоном.

Однако, существование и действенность мистерий постепенно сходили на нет. Причинами тому были, во-первых, коммерциализация ритуала, когда ученик за посвящение вносил плату, и, во-вторых, священные учения богов с течением времени искажались в результате произвольной их интерпретации.

Кроме того, в многочисленных гностических школах отсутствовало единое мировоззрение, по-разному толковалась суть верования. И христианство, как более организованная религия, стало постепенно одерживать верх над гностицизмом.

***

Учение Орфея — это учение света, чистоты и Великой безграничной любви, его получило все человечество, и часть света Орфея унаследовал каждый человек. Это некий дар богов, который живет в душе каждого из нас. И через него можно постичь все: и силы души, сокрытые внутри, и Аполлона, и Диониса, божественную гармонию прекрасных муз. Может быть, именно это даст человеку ощущение настоящей жизни, наполненной вдохновением и светом любви.

Орфей принес религию чистоты, красивого аскетизма, религию высокой этики и морали, которая послужила противовесом господству грубой физической силе, царившей в то время.

Он оставил после себя мощный духовный импульс, который проявился в религиозном движении орфизма, возникшем в 6 в. до н.э.

Орфей принес себя в жертву, он осуществил то дело, которое должен был осуществить: он принес свет людям, принес импульс для новой религии и новой культуры.

Орфей был одним из многих бессмертных, кто пожертвовал собой, чтобы люди могли иметь мудрость богов.

 ***

Елена Ивановна Рерих в письме от 18.11.35. пишет:

«Конечно, все древние оккультные школы являлись отделами Великого Братства.

В древнейшие времена среди Посвящённых таких Школ можно было встретить великие воплощения семи Кумар, или Сынов Разума, или Сынов Света. Так, Орфей, Зороастр, Кришна (Великий Учитель М.), Иисус, и Готама Будда, и Платон – Он же Конфуций (предыдущий Владыка Шамбалы), Пифагор (Учитель К.Х.), и Ямвлих, Он же Яков Бёме (Учитель Илларион), Лао-Цзы или Сен-Жермен (Учитель Ракоци) и т. д. были этими великими Воплощениями.

Так, продвижением сознания человечества на протяжении всей эволюции нашей Земли мы обязаны этим великим Духам, воплощавшимся во всех расах и народностях на пороге каждого нового сдвига сознания, каждого нового поворота в истории. Величайшие Образы древности связаны с этими Сынами Света.

Падение Люцифера началось со времён Атлантиды. Его можно узнать в Раване, противнике героя Рамы в эпической поэме Махабхарата.

Так, великие Духи неустанно принимали на себя труднейшие жизненные подвиги, но мало кто из современников Их понимал, хотя бы отчасти, величие этих Богочеловеков. Почти никто не мог вместить всё значение творчества Их на плане земном и в мирах надземных. Много прекрасных тайн в Космосе, и когда дух касается их, то сердце переполняется восторгом и бесконечной признательностью к этим Духам, истинным творцам нашего сознания. На протяжении бесконечных тысячелетий в самоотверженном служении Общему Благу отказывались Они от высших радостей в Мире Огненном и в кровавом поту стояли на дозоре, принимая терновые венцы и испивая чаши яда из рук облагодетельствованного Ими человечества! Когда завеса тайны приоткроется, множества сердец содрогнутся от содеянного ими против этих Искупителей».

 

Хорошо известен миф об Орфее и Эвридике.

На севере Греции, во Фракии, жил певец Орфей. Чудесный дар песен был у него, и слава о нем шла по всей земле греков. За песни полюбила его красавица Эвридика. Орфей полюбил юную дриаду Эвридику, и сила этой любви не имела себе равных. Она стала его женой. Но счастье их было недолговечно.

Однажды Орфей и Эвридика были в лесу. Орфей играл на своей семиструнной кифаре и пел. Эвридика собирала цветы на полянах. Незаметно она отошла далеко от мужа, в лесную глушь. Вдруг ей почудилось, что кто-то бежит по лесу, ломая сучья, гонится за ней, она испугалась и, бросив цветы, побежала назад, к Орфею.

Она бежала, не разбирая дороги, по густой траве и в стремительном беге ступила в змеиное гнездо. Змея обвилась вокруг ее ноги и ужалила. Эвридика громко закричала от боли и страха и упала на траву. Орфей услышал издали жалобный крик жены и поспешил к ней. Но он увидел, как между деревьев мелькнули большие черные крылья – это Смерть уносила Эвридику в подземное царство.

Велико было горе Орфея. Он ушел от людей, и целые дни проводил один, скитаясь по лесам, изливая в песнях свою тоску. И такая сила была в этих тоскливых песнях, что деревья сходили со своих мест и окружали певца. Звери выходили из нор, птицы покидали свои гнезда, камни сдвигались ближе. И все слушали, как он тосковал о своей любимой.

Проходили ночи и дни, но Орфей не мог утешиться, – с каждым часом росла его печаль. Нет, не могу я жить без Эвридики! – говорил он. – Не мила мне земля без нее. Пусть и меня возьмет Смерть, пусть хоть в подземном царстве буду вместе с моей любимой!

Но Смерть не приходила. И Орфей решил отправиться в странствие.

Он побывал в Египте и увидел его чудеса, присоединился к аргонавтам и добрался с ними до Колхиды, своей музыкой помогая им преодолевать множество препятствий. Звуки его лиры усмиряли волны на пути "Арго" и облегчали работу гребцам; они не раз предотвращали ссоры между путешественниками на протяжении долгого пути. Когда аргонавты проплывали мимо острова сирен, Орфей не позволил одурманивающему пению этих смертельно опасных женщин-птиц пленить его спутников, заглушив его еще более прекрасной игрой на лире.

Но не было ему утешения, образ Эвридики всюду неотступно следовал за ним, исторгая слезы. Тогда, решил Орфей отправиться в царство мертвых.  

Долго искал он вход в подземное царство и, наконец, в глубокой пещере Тэнара нашел ручеек, который тек в подземную реку Стикс. По руслу этого ручья Орфей спустился глубоко под землю и дошел до берега Стикса. За этой рекой – начиналось царство мертвых.

Черны и глубоки воды Стикса, и страшно живому ступить в них. Вздохи, тихий плач слышал Орфей за спиной у себя – это тени умерших ждали, как и он, переправы в страну, откуда никому нет возврата. Вот от противоположного берега отделилась лодка: перевозчик мертвых, Харон, плыл за новыми пришельцами. Молча причалил к берегу Харон, и тени покорно заполнили лодку.

Орфей стал просить Харона:

- Перевези и меня на тот берег!

Но Харон отказал.

- Только мертвых я перевожу на тот берег. Когда ты умрешь, я приеду за тобой!

- Сжалься! – молил Орфей, - Я не хочу больше жить! Мне тяжело одному оставаться на земле! Я хочу увидеть мою Эвридику!

Суровый перевозчик оттолкнул его и уже хотел отчалить от берега, но жалобно зазвенели струны кифары, и Орфей запел.

Под мрачными сводами Аида разнеслись печальные и нежные звуки. Остановились холодные волны Стикса, и сам Харон, опершись на весло, заслушался песни. Орфей вошел в лодку, и Харон послушно перевез его на другой берег.

Услышав горячую песню живого о неумирающей любви, со всех сторон слетались тени мертвых.

Смело шел Орфей по безмолвному царству мертвых, и никто не остановил его. Так дошел он до дворца повелителя подземного царства – Аида и вступил в обширный и мрачный зал.

Высоко на золотом троне сидел грозный Аид и рядом с ним его прекрасная царица Персефона.

Со сверкающим мечом в руке, в черном плаще, с огромными черными крыльями, стоял за спиной Аида бог Смерти, а вокруг него толпились прислужницы его, Керы, что летают на поле битвы и отнимают жизнь у воинов. В стороне от трона сидели суровые судьи подземного царства и судили умерших за их земные дела. В темных углах зала, за колоннами, прятались Воспоминания. У них в руках были бичи из живых змей, и они больно жалили стоявших перед судом.

Много всяких чудовищ увидел Орфей в царстве мертвых: Ламию, которая крадет по ночам маленьких детей у матерей, и страшную Эмпузу с ослиными ногами, пьющую кровь людей, и свирепых стигийских собак.

Только младший брат Бога Смерти-бог Сна, юный Гипнос, прекрасный и радостный, носился по залу на своих легких крыльях, мешая в серебряном роге сонный напиток, которому никто на земле не может противиться,- даже сам великий Громовержец Зевс засыпает, когда Гипнос брызжет в него своим зельем.

Аид грозно взглянул на Орфея, и все вокруг задрожали. Но певец приблизился к трону мрачного владыки и запел еще вдохновеннее: он пел о своей любви к Эвридике.

Не дыша слушала песню Персефона, и слезы катились из ее прекрасных глаз. Грозный Аид склонил голову на грудь и задумался. Бог Смерти опустил вниз свой сверкающий меч. Певец замолк, и долго длилось молчание.

Тогда поднял голову Аид и спросил:

- Чего ты ищешь, певец, в царстве мертвых? Скажи, чего ты хочешь, и я обещаю тебе исполнить твою просьбу.

Орфей сказал Аиду:

- Владыка! Коротка наша жизнь на земле, и всех нас когда-нибудь настигает Смерть и уводит в твое царство, никто из смертных не может избежать ее. Но я, живой, сам пришел в царство мертвых просить тебя: верни мне мою Эвридику! Она еще так мало жила на земле, так мало успела порадоваться, так недолго любила… Отпусти, повелитель, ее на землю! Дай ей еще немного пожить на свете, дай насладиться солнцем, теплом и светом, и зеленью полей, весенней прелестью лесов и моей любовью. Ведь все равно после она вернется к тебе!

Так говорил Орфей и просил Персефону:

- Заступись за меня, прекрасная царица! Ты ведь знаешь, как хороша жизнь на земле! Помоги мне вернуть мою Эвридику!

- Пусть будет так, как ты просишь! – сказал Аид Орфею.

- Я верну тебе Эвридику. Ты можешь увести ее с собой наверх, на светлую землю. Но ты должен обещать…

- Все, что прикажешь! – воскликнул Орфей.

- Я готов на все, чтобы увидеть вновь мою Эвридику!

- Ты не должен видеть ее, пока не выйдешь на свет,- сказал Аид.

– Возвращайся на землю и знай: следом за тобой будет идти Эвридика. Но не оглядывайся назад и не пытайся посмотреть на нее. Оглянешься – потеряешь ее навеки!

И Аид приказал Эвридике следовать за Орфеем.

Быстро направился Орфей к выходу из царства мертвых. Как дух, миновал он страну Смерти, и тень Эвридики шла за ним. Они вошли в лодку Харона, и он безмолвно перевез их обратно к берегу жизни. Крутая каменистая тропинка вела наверх, на землю. Медленно поднимался в гору Орфей. Темно и тихо было вокруг, и тихо было у него за спиной, словно никто не шел за ним. Только сердце его стучало: “Эвридика! Эвридика!”

Наконец впереди стало светлеть, близок был выход на землю. И чем ближе был выход, тем светлее становилось впереди и вот уже все стало ясно видно вокруг. Тревога сжала сердце Орфея: «Здесь ли Эвридика? Идет ли за ним?»

Забыв все на свете, остановился Орфей и оглянулся.

- Где ты, Эвридика? Дай взглянуть на тебя! На мгновение, совсем близко, увидел он милую тень, дорогое, прекрасное лицо… Но лишь на мгновение. Тотчас отлетела тень Эвридики, исчезла, растаяла во мраке.

- Эвридика?!

С отчаянным криком Орфей стал спускаться назад по тропинке и вновь пришел на берег черного Стикса и звал перевозчика. Но напрасно он молил и звал: никто не отозвался на его мольбы. Долго сидел Орфей на берегу Стикса один и ждал. Он не дождался никого. Пришлось ему вернуться на землю.

Мир людей опротивел Орфею. Он ушел в дикие Родопские горы и пел там лишь для птиц и зверей. Песни его наполняла такая сила, что даже деревья и камни снимались с места, чтобы быть ближе к певцу. Не раз цари предлагали юноше в жены своих дочерей, но, безутешный, он отвергал всех. Изредка спускался с гор Орфей, чтобы воздать почести Аполлону.

 Смерть Орфея

Имеется несколько версий его смерти. По одной он был убит молнией, по другой - покончил с собой, согласно третьей он был убит молнией Зевса за то, что открыл людям священные таинства.

Общепринятая версия гласит, что он был разорван женщинами, притязания которых отверг.

Когда во Фракию пришел Дионис, Орфей отказал ему в почестях, оставшись верным Аполлону, и мстительный бог наслал на него вакханок, некогда отвергнутых Орфеем.

В диком неистовстве растерзали они Орфея, разорвав его на части. Голова Орфея, оторванная от тела, вместе с его лирой была брошена в реку Гебр. Она была вынесена в море.  В конце концов все еще поющую голову Орфея прибило к острову Лесбос, где ее обнаружили лесные нимфы. Голову поэта вместе с лирой погребли в пещере недалеко от Антиссы, в которой почитали Диониса. В пещере голова пророчествовала день и ночь, до тех пор, пока Аполлон, обнаружив, что эту пещеру Орфея предпочитают его оракулам, в том числе и в священных Дельфах, явился и заставил голову замолчать. Голова, много лет была оракулом, и это был один из самых древнейших оракулов Греции.

 

Лира, точнее ее обломки, была подобрана богами и превращена в созвездие.

Останки Орфея во Фракии со слезами на глазах собрали музы и погребли близ города Либетры, у подножия горы Олимп - с тех пор соловьи поют там слаще, чем где бы то ни было в мире.

Вакханки, придя в себя от насланного безумия, попытались смыть с себя кровь поэта в реке Геликон, но река ушла глубоко под землю, чтобы избежать причастности к убийству.

Олимпийские боги (кроме Диониса и Афродиты) осудили убийство Орфея, и Дионису удалось сохранить жизнь вакханкам, только превратив их в дубы; крепко вросшие в землю.

Душа же, Орфея тихо опустилась в царство теней. И вновь, как много лет назад, перевез её Харон в Аидово царство. Здесь Орфей снова встретил свою Эвридику и заключил её в объятия. С тех пор они неразлучны. Блуждают тени влюблённых по лугам, поросшим цветущими асфоделями, и не боится Орфей оглянуться, чтобы увидеть идет ли за ним Эвридика.

В одной из книг Платона говорится, что из-за печальной смерти от руки женщин душа, которая была Орфеем, когда настал ее черед родиться вновь в этом мире, предпочла быть лебедем, нежели родиться от женщины.

 ***

Мифы об Орфее носят символический характер. Так, миф об Орфее и Эвридике - символ попытки спасти мир Красотой.

Эвридика представляет человечество, получившее ложное знание и заточенное в подземное царство невежества. В этой аллегории Орфей означает теологию, которая извлекает человечество из мрака, но не может обеспечить его оживления, потому что неправильно понимает внутренние порывы души и не доверяет им.

Женщины, разрывающие тело Орфея, являются символами отдельных фракций теологии, разрушающих тело истины. Они не могут сделать этого до тех пор, пока их нестройные вопли не заглушат стройных аккордов лиры Орфея.

Голова Орфея символизирует эзотерическое значение его культа.

Эти доктрины продолжают жить и говорить даже после смерти Орфея, когда его тело (культ) уничтожено.

Лира есть секретное учение Орфея, семь струн есть семь божественных истин, которые являются ключами к универсальной истине.

Различные версии его смерти представляют различные способы уничтожения его учения: мудрость может умереть различными путями в одно и то же время.

Аллегория превращения Орфея в лебедя означает, что духовные истины, которые он проповедовал, будут жить в будущие времена, и их будут изучать новые обращенные.

Лебедь - это символ инициированных в Мистерии, а также символ божественной власти, которая есть прародитель мира.

Музыка Орфея символизирует благое начало, мировую идею. Символизмом своей музыки он сообщал людям божественные секреты, и многие авторы считали, что боги, хотя и любили его, боялись, что он свергнет их, и поэтому неохотно, но согласились на его уничтожение. 

 

Используемые материалы:

Спирина Н.Д. «Орфей», из цикла радиопередач «Светочи жизни»

Материалы с сайта:

http://prometey-spb.su/svetochi/2/orfey.html

http://www.studfiles.ru/preview/4391714/page:5/

 

 

 

 

 

Поделиться:



    Ваши комментарии

    Ф.И.О.:
    E-mail: Ваш e-mail не будет опубликован
    Сообщение:
    Введите ответ:
    Все поля обязательные для заполнения.