Парацельс Теофраст


Опередивший время

Настоящее имя Парацельса – Филипп Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм. Родился он недалеко от Цюриха 21 сентября 1493 года. Длинное имя – знак принадлежности к старинной дворянской фамилии. К сожалению, род обеднел, так что своему единственному наследнику родители не могли дать состояния. Зато отец – образованнейший человек, врач – постарался привить любовь к науке: с детства обучал сына азам алхимии, хирургии и терапии. Попутно мальчик овладевал основам каббалы, астрологии, магии. А в возрасте 16 лет Теофраст почувствовал, что дома больше не сможет насытить свой ум и отправился в Италию, в Ферранский университет, чтобы получить диплом врача.

 
На беду, юноше выпало жить в то время, когда преподавание медицины состояло лишь в тупом заучивании текстов из книг античных ученых, анатомию изучали по древним картинкам, а до проверки эффективности методов лечения, предлагаемых авторитетами прошлых веков, никто не снисходил. Однако «мертвые» знания, без опоры на практику, не удовлетворяли Теофраста, и в 1515 году он отправляется странствовать по свету, чтобы научиться тому, чего не знали его профессора.

  
Вдали от дома
 
Европа, Ближний Восток, Северная Африка… Гогенгейм-младший переходит из страны страну, по крохам собирая сведения из многих областей знаний, в том числе из медицины. Его можно было встретить в университетской аудитории и кабинете алхимика, захудалых домишках пастухов и цыганских таборах. Он не гнушался беседами с цирюльниками, травниками, повивальными бабками… Молодого человека интересовал практический опыт – методы лечения, на деле доказавшие свою пользу для пациентов.
 
И чем больше Теофраст осваивал нового, тем более очевидным становился для него тот факт, что официальная медицина изрядно отстала от жизни и требует серьезной «редакции», внедрения действенных лекарств взамен бесполезным или мало результативным, изменения подходов к некоторым болезням.
 
В частности, наблюдения позволили молодому лекарю сделать вывод о том, что эпилепсия – это психическое заболевание, а не одержимость дьяволом. Следовательно, пациентам требуется терапия, а не молитвы. Также он выяснил причину профессионального заболевания горняков – силикоза, связав недуг с длительным вдыханием пыли, содержащей диоксид кремния. А изучив влияние на человеческий организм магнита, Гогенгейм начинает использовать его для лечения суставов и костей, по сути, положив начало магнитотерапии. К тому же, после знакомства с настойкой опиумного мака, ученый выступает с предложением применять ее для анестезии, чтобы значительно облегчить муки оперируемых, которых в то время резали по-живому.
 
Но главное – Теофраст настоятельно рекомендовал врачам использовать для борьбы с недугами химические вещества и их соединения. До этого никто из европейских врачей не пытался поставить химию на службу медицине! Да и вообще, в то время ключевыми методами противодействия хворям было кровопускание, прием рвотных и слабительных средств.
 
В общем, после 10 лет скитаний, обретя багаж уникальных знаний и сформировав собственную систему взглядов на искусство врачевания, Филипп Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм возвращается в Европу с намерением открыть новую страницу в медицине. Наверное, тогда-то и возник в его голове псевдоним Парацельс, что значило – «превзошедший Цельса», известного древнеримского ученого, чьи труды считались
вершиной медицинской науки.
 
Козни как оружие
 
Сначала странник решил осесть в родном Загребе. Но резкий характер и выпады против местных докторов вынудили Парацельса в спешке бежать куда подальше. Следующим местом жительства доктор избрал для себя Базель – город богатых швейцарских часовщиков. Не имея покровителей и денег, ученый сначала перебивался мелкими заработками, пока не выдался случай показать себя как профессионала высочайшего уровня…
 
У местного богача, книгоиздателя Иоганна Фробена, было сильное нагноение ноги. Светила от медицины настаивали на ампутации, а Парацельс спас конечность. После этого эпизода к пришлому доктору потянулись и другие представители верхушки. И вскорости в знак признания личных заслуг на поприще борьбы с недугами он получил от муниципалитета должность городского врача и предложение читать лекции в Базельском университете.
 
Естественно, для ученого это была прекрасная возможность начать реформы в «здравоохранении». Прежде всего, он взялся инспектировать аптеки, после чего открыто заявил о том, что доктора вступают в сговор с фармацевтами и пичкают горожан бесполезными лекарствами. При этом Парацельс не скупился на эпитеты для своих коллег – называл их шарлатанами, неучами и т. д., а их снадобья – «помоями». Это был удар по «медицинской мафии» и сразу же число недругов ученого начало стремительно расти.
 
Тем более что и в университете Парацельс повел себя неожиданно. Свой дебют в роли профессора медицины и хирургии он начал с того, что 27 июня 1527 на центральной площади под улюлюканье студентов сжег книги античных медиков Цельса, Галена, Авиценны и др. Это был символический акт, которым ученый хотел расчистить дорогу для своего новаторского учения.
 
К тому же, Парацельс принялся читать лекции на немецком зыке (!), а не на латыни, как было принято. Бросив вызов традиции, он еще сильнее восстанавливал против себя коллег. Ну и, разумеется, лекции этого преподавателя не были простым повторением мнений врачей древности. Он смело излагал собственный взгляд на многие вопросы, хотя существовал жесткий обычай – учить только тому, что было написано классиками медицины.
 
Студенты толпами валили на лекции к знаменитому врачу. А консервативно настроенные ученые исходили бешенством и не уставали возводить наветы. Обстановка накалялась день ото дня. И кто знает, какая концовка была бы у этой истории, если бы Парацельс в июле 1528 года, тайно не покинул Базель.
 
Опять скитания
 
И снова в жизни Парацельса начался длительный период скитаний, остановок в деревенских харчевнях и на постоялых дворах. Слава его как врача росла, и она же становилась преградой на пути к спокойной жизни. В Парацельсе видели конкурента и пытались его устранить любым путем. В частности, в городском архиве Нюргберга имеется запись за 1530 год, из которой можно заключить, что местные врачи, огорченные прибытием в их город Парацельса, возвели на ученого навет, будто он самозванец и мошенник. Чтобы опровергнуть эти слухи, пришлось лекарю просить дать ему пятерых неизлечимых больных. Муниципалитет отправил пациентов с лимфедемой («слоновой болезнью»), и спустя три месяца чиновники признали, что люди пошли на поправку. Правда, нескончаемые потоки клеветы все равно вынудили Парацельса искать новое пристанище. И так повторялось не раз.
 
К счастью, несмотря на кочевой образ жизни, ученый не перестает трудиться над написанием книг по медицине, создает и проверяет новые лекарства. В частности, Парацельс первым добился излечения больных от сифилиса, рекомендовав им вдыхание малых доз паров ртути. Только через четыре века этому «лекарству» была придумана равноценная по эффективности замена. Также знаменитый врач первым стал применять в терапии соединения меди, мышьяка, серебра, свинца, цинка и железа и др., положив начало такому направлению в науке, как ятрохимия (от греч. «ятро» – доктор»). Более того, он развил новое для своего времени представление о дозировке лекарств, заявив, что все есть яд, и все есть лекарство. Только доза отличает одно от другого.
 
К тому же, Парацельс изучает химический состав минеральных вод и их воздействие на сердечнососудистую и пищеварительную системы, и даже использует целебные источники для лечения гастритов, люмбаго и ишиаса. Таким образом, Парацельс на 400 лет предвосхитил интерес к оздоровлению минводами.
 
Кроме того, современная психиатрия обязана Парацельсу теорией об эффекте плацебо. Он первым заговорил о роли самовнушения в выздоровлении, поскольку не раз наблюдал, как больные, верившие в чудодейственную силу предлагаемого им снадобья, избавлялись от недуга с помощью облаток-пустышек.
 
Увы, многочисленные попытки доктора опубликовать свои наблюдения и собранный им практический материал постоянно наталкивались на сопротивление со стороны врагов. Но одной книге таки суждено было стать бестселлером.
 
Шаг в бессмертие
 
Громкая слава пришла к искусному врачевателю только в 1536 году с выходом капитального труда «Большая хирургия». Доктора принимают в лучших домах, к нему обращаются сильные мира сего за помощью. А в 1541 году Парацельс, наконец, получил возможность спокойно заниматься исследованиями и работать, не боясь, что его признают еретиком или шарлатаном – архиепископ Зальцбурга предложил ученому свое покровительство и защиту.
 
Но не суждено было Парацельсу долго наслаждаться заслуженным покоем. В один из осенних вечеров в возрасте 48 лет жизнь гениального врачевателя оборвалась. Одни исследователи считают, что виной тому долгие странствия, подорвавшие силы ученого, другие – винят пары ртути, которые Парацельс вдыхал во время своих опытов. Но, скорее всего, доктор-алхимик подвергся вероломному нападению бандитов. Во всяком случае, обследования черепа показывают наличие травмы.
 
Похоронили ученого с подобающими почестями. А на могиле установили камень с пространной надписью: «Здесь погребен Филипп-Теофраст, превосходный доктор медицины, который тяжелые раны, проказу, подагру, водянку и другие неизлечимые болезни тела идеальным искусством излечивал и завещал свое имущество разделить и пожертвовать беднякам. В 1541 году на 24 день сентября Парацельс сменил жизнь на смерть».
 
Но на самом деле ученый-революционер ушел в бессмертие. И если вы присмотритесь, то обязательно обнаружите имя Парацельса на вывесках аптек, клиник, обложках медицинских журналов и пр. Поистине в истории действует два закона: закон больших чисел и закон больших людей.
Материал взят с сайта http://www.hh.com.ua/news/publikatsii/operedivshiy_vremya/
 
 
 
 
 
Поделиться:



    Ваши комментарии

    Ф.И.О.:
    E-mail: Ваш e-mail не будет опубликован
    Сообщение:
    Введите ответ:
    Все поля обязательные для заполнения.